Или быть обучению без оценок?

Чи бути навчанню без оцінок?

В начальной школе планируют отменить нынешнее оценивания успеваемости учащихся

Реформы коснулись фактически всех сфер в стране. Не исключением стала и образование, хотя ее «перекраивают» из года в год. На этот раз проект реформы хотят внести на рассмотрение Совета до начала учебного года. И если его таки примут, вступит в силу он аж 2018 года. Несмотря на это, его уже выложили для ознакомления учителей и родителей. Конечно, больше всего вопросов и обсуждений вызвало отмену оценок для учащихся 1-3 классов (хотя сейчас их не получают только первоклассники). Учителям предлагают перейти на критерии «молодец», «хорошо», «великолепно», «мне грустно». Субъективно, конечно, и непонятно, впрочем, такая воля чиновников. Относительно первых записей в дневниках, то они появляются только в четвертом классе. И вместо тех же оценок будут символы: В – отлично, Д – хорошо, С – удовлетворительно, П – нуждается в улучшении. У учителей по этому разные мнения. Кто-то жалуется, что детей начальной школы слишком строго оценивают, кто наоборот – что от оценок отказываться не стоит.

— Такая жесткая система оценивания отголосок тоталитарной педагогики, — считает кандидат педагогических наук и заслуженный работник образования Украины Игорь Ликарчук. – Поэтому без оценок в младших классах вообще можно обойтись. Это у нас остаток тоталитарной педагогики – должна быть оценка и в результате должно быть или похвала или наказание. Мы с детства не воспитываем мотивации к обучению.

Идею избавиться от оценок большинство учителей воспринимают негативно

Педагог отмечает, что есть ряд государств, где вообще только две оценки –«знает», или «не знает». Поэтому украинскую систему необходимо реформировать. Впрочем, пока что родителям за низкие оценки волноваться не стоит. Вместо этого, лучше ребенка подбодрить и пытаться помочь.

Большинство учителей восприняла реформу отрицательно.

— Оценки, думаю, нужны, — считает Инесса Козлова, учитель начальных классов. – Как-не-как, это стимул, а без него дети, которые и так не тяготеют к знаниям, совсем перестанут учиться. Ведь заинтересовать школьника трудно, хотя мы стараемся. Даже плохая оценка, то все равно стимул. Я по своим детям вижу – пусть бы сколько замечаний делала, толку никакого. Как только я в дневник ставлю плохую оценку, дети слушаются. В первом классе, несмотря на то, что оценок нет, практикую писать «молодец», или «постарайся», но никогда не оставляю тетрадь пустым. Ведь ребенок не понимает, хорошо он пишет или плохо. Тем более, им интересно это читать. Хоть оценивание вербальное, я все же настаиваю, чтобы учителя писали.

Педагог отмечает, что хотя бы какое-то оценивание должно стимулировать к обучению. Ведь если их не оценивать вообще, дети перестанут учиться. Ведь у них и так мотивации нет. Это подействовало бы где угодно, только не в Украине.

— Возможно, стоит пересмотреть критерии оценки, особенно в отношении письменных работ. Ведь они в младшей школе, по сравнению со старшей, более жесткие. За одну грубую ошибку первым учитель должен поставить 9 баллов, а в старшей или средней – 10. Это говорят даже учителя-предметники, — И рассказывает. Козлова. – Но избавляться от оценок не стоит. И даже родители ориентируются на эти оценки, а выспрашивать, что учитель говорил ребенку и времени нет у многих.

Некоторые родители жалуются, что детям ставят плохие оценки. Но они должны понимать, что это зависит от критериев, и любой адекватный учитель объяснит ребенку ошибки, поддержит, подскажет, как нужно делать.

Интернаты планируют расформировать

И это не единственная реформа, которую спродукувала Верховная Рада. Также предлагают сократить для 1-х и 2-х классов уроки на 5 минут (первоклассники вообще могут отсиживать лишь 35 минут). Кроме этого, в первом полугодии они будут только по 3 урока в день (сейчас есть даже 5), а максимальное количество детей в классе не должно превышать 25.

Однако учителя считают, что все образовательные реформы – не для Украины. Они вроде и неплохие, но не в наших реалиях. Их придумывают, но за какие средства будут исполнять, – сами не знают.

— Хотят расформировать интернаты в области, — говорит И. Козлова, — и всех детей, которые там учатся, просто «кинут» в школы. Оставят только тех, которые нуждаются в специальной реабилитации. Это, конечно, хорошо, но нужно с садика заниматься социализацией. Если такого ребенка отправить после интерната в школу – она не сможет адаптироваться.

Учитель рассказывает, что был даже случай, когда одна мама из Заставнивского района добивалась, чтобы ее больного ребенка приняли в сад с инклюзивной формой обучения. Она нашла приказ, где указано, что это возможно, и везде показывала его, ведь в районе его даже никто не видел! Любые новации в местных уровней, или район, или область, доходят с опозданием. Хорошо, что женщина распечатала его и имела при себе. Обидно, что инклюзии этой женщине в садике так и не открыли. Хоть оно и не удивительно, ведь на все нужны средства, а у такого ребенка должен быть человек, который ей объяснять.

Поэтому о каких реформах и новациях в нынешних условиях можно говорить? Кажется, многие из них существуют просто на бумаге, например, положение о инклюзивное обучение. Чтобы его воплотить в жизнь, нужны деньги. А их, как уже повелось, никогда не хватает.

Яна МАРІЯНЧУК